Соглядатай или невесомость.

Прекрасная вещь. Ответ экзистенционалиста экзистенционалисту. Последнее пристанище человека нового и пост-нового времени – это он сам, его я. Но нет же, злой Набоков забирает у него и это пристанище. Как можно быть мерой вещей если не можешь даже измерить себя, более того, не знаешь каким собой мерять все вещи :) . кто же этот я? какой из всех тех я, существующих не просто в глазах других людей, но и в моем собственном уме годиться для того, чтобы быть эталоном познания? Вот в чем вопрос. Но, похоже, меня в глазах других не существует вообще, я лишь “сексуальный левша”.
Совершив чуть ли не культовое самоубийство (вообще-то самое обычное, но по эффекту произведенному на героя и его мир – культовое) герой Набокова кажется обретает свободу. Свободу взирать на жизнь, свободу играть в себя и в других вместе с собой. свободу щекотать свои чувства. Но в то же время это свобода призрака, у которого нет ни плоти, чтобы получать наслаждение, ни сердца, чтобы чувствовать . У него и сознание призрака, где совсем не за что ухватиться. В итоге и мир, который он созерцает, столь же воздушный, столь же бестелестный, призрачный. В нем даже не пошумишь толком.

П. С. Люблю Набокова.

Share Button