Лион Фейхтвангер. Лисы в Винограднике

“Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете. ” (Песня Песней, 22:15)

 

Роман Фейхтвангера посвящен интереснейшему периоду в истории человечества, а именно концу 18 века. Это время войны за независимость США, и это время, предшествующее Великой Французской Революции. Это время крайне интересно и самому писателю так, что он посвятил ему целую трилогию. И как же ему не быть интересным, ведь это время когда мировоззренческие, философские установки западного человека претерпевали драматические изменения, и вслед за ними уже гремели изменения (потрясения!) социальные. Эпоха Просвещения порождает сначала Американскую, а затем и Великую Французскую Революцию. Вольтер уже старик, Жана Жака уже нет в живых, зато Энциклопедия издана, за океаном издается декларация о независимости с ее упором на естественные права человека, а в Париже ставятся революционные пьесы Бомарше.

 

Книга Фейхтвангера как раз посвящена динамики, противоречиям и неизбежным переменам, происходящим в то время. Пьер де Бомарше не только писатель и драматург. Он еще и коммерсант, который решил войти в историю не только своими пьесами, но и поставками вооружения американцам. Америка должна быть независимой, свобода должна победить и прогресс должен совершаться. И он, Пьер де Бомарше, об этом позаботится не смотря ни на что. Он конечно тщеславный, шумный и легкомысленный, он вряд ли понимает сам во что ввязывается, но все же он стоит на нужной стороне. И тогда его упрямство обращается упорством в правом деле, его расточительность – щедростью и жертвенностью, его тщеславие и шумливость становится голосом провозвестника грядущего. Бенжамин Франклин напротив хорошо понимает чего добивается. Он действует крайне осознанно, выдержанно и аккуратно, но все же совершенно неотступно. Он стремится к победе своей страны и он стремится к утверждению разумного. Он знает, что в конце-концов и он и его страна добьются желаемого. Автор показывает нам и умирающего <b>Вольтера</b>, кратко освящая его идеи и жизнь, и знакомит с Энциклопедией, и рисует ряд других портретов людей, так или иначе представляющих идеи прогресса. Это, наверное, лисы, портящие виноградник.

 

Но есть еще и сам виноградник. Молодой французский монарх Людовик 16, или просто Луи, или просто Толстяк. Он хотел бы сохранить все как есть. Он хотел бы наслаждаться своим правлением вместе с красавицей-женой Марией-Антуанеттой, подобно возлюбленным в Песне Соломона. Но лисы портят виноградник, и они его погубят. Он это понимает. Он любит свою страну и свой народ. Он любит старый порядок, утвержденный историей и Богом. И он много дал бы за то, чтобы сохранить его, сохранить все так, как должно. Но он не может. Он представлен в романе как бы слабым, не твердым. но дело не в этом. Он хотел бы сказать “нет”, но говорит “ну хорошо, ну ладно”. И он не может говорить иначе не лишь потому что слаб, а потому что время такое. Он вынужден сам соглашаться с переменами, которые убийственны не только для его мировоззрения, но в, конце-концов они принесут ему погибель. Туанетта же вместе со своим двором веселятся. Но это веселье людей, которые говорят “станем есть и пить, ибо завтра умрем”. Они веселятся и плетут интриги, но в конце-концов сами радостно рубят сук на котором сидят.

 

Есть также и французский народ, который слушает и наблюдает. Он смотрит за океан на борьбу американцев за свободу. Он слушает пьесы Бомарше, который высмеивает высшие классы и их порядки. Он слышит и проповеди Вольтера с Жаном Жаком. И он также видит изысканное безрассудство, роскошь и гниль двора и старого порядка. Идеи Просвещения постепенно но необратимо пускают в народе свои корни.

 

Есть также еще и история и ее течение. В романе описывается много случайностей или удивительных совпадений, которые, кажется, играют огромную роль в истории. Так, Луи убивает кошку своего вельможи, а в конце-концов дает заем столь необходимый американцам. Английский генерал не получает депешу, и американцы одерживают крупную победу, последствием которой становится договор с Францией. Но не стоит обольщаться этими случайностями и предавать им чрезмерное значение. Автор убежден, что история течет и прогресс совершается, потому если бы не было этих случайностей, были бы другие. Это всего лишь инструменты в руках провидения, а вовсе не факторы, которые определяют историю. Этой же истории служат как серьезный и целеустремленный Франклин, так и легкомысленный Бомарше, как американские революционеры, так и французская аристократия.

 

Роман, конечно, очень интересен своими героями, описанием идей Просвещения, историей и духом того великого времени. Фейхтвангер как всегда мастер. Интересен и сам посыл – вера в человеческий прогресс, наполненное оптимизмом ожидание прогресса. Подобные идеи присутствуют и в более раннем творчестве Фейхтвангера, и однако, на мой взгляд, в этом романе они представленны наиболее открыто, они находятся в самом фокусе внимания автора, о чем говорит и сам Фейхтвангер. Крайне интересно то, что роман писался во время второй мировой войны со всеми ее ужасами, и, по его же словам, представляет некоторую параллель с современностью. Как Франция поставляла оружие американцам, так США поставляли оружие СССР, которому Фейхтвангер симпатизирует. Очень сложно понять, как такой роман, полный веры в прогресс (и эта тема будет громко звучать и в последующих произведениях писателя) мог появиться в такое ужасное время?

 

Меня несколько озадачивает этот вопрос, равно как несколько разочаровывает и сама неприкрытость, нагота центрального посыла. Она порой даже цинична. Луи вызывает сочувствие, но он обречен, потому что он король, представитель старого мира. Он по другую сторону баррикад. Франклин мудр, но ему вовсе не жалко человеческой крови ради прогресса. Прогресс неумолим и только он по-настоящему ценен.

 

Автор не оставляет места для альтернативных мнений, он ясно провозглашает читателю свою убежденность, и от этого становится немного неприятно. Идея прогресса важна тем, что долгое время владела умами людей (даже такими как Лион Фейхтвангер после второй мировой!). Как человек постмодерна и также как христианин, я думаю, что человеческий мир и его история намного сложнее, загадочнее и трагичнее, чем это оптимистическое движение вперед. Мне также крайне сложно понять, на чем это убеждение основывается? Если деисты 18 века, которыми в основном, были представители Эпохи Просвещения, могли сослаться на Высшее Провидение, то на что может сослаться материалист, обосновывая неизбежность прогресса? Неужели историей не движут случайности? А если она и детерминирована физическими законами, то почему эти законы обязательно ведут к прогрессу?

 

Посыл слишком однозначен и в то же время мало жизни, мало красоты, глубокого чувства и трагедии. Автор позже напишет “Мудрость Чудака”, в котором также будет говорить о прогрессе и будет говорить о нем с оптимизмом, но он не обойдет вниманием и противоречия Революции, ужас и глупость террора и братоубийства. Он будет писать “Гойю или тяжкий путь познания” и действительно опишет мучительное рождение настоящего художника. Он уже написал “Успех”, в котором от начала до конца слышен вопль о справедливости. Он также написал “Еврея Зюсса”, где смог показать важность гуманистических ценностей, преданность которым сначала преобразовывают, а потом убивают главного героя. “Лисы в Винограднике”, на мой взгляд лишены этой глубины и подобного живого чувства.

 

Share Button

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>