жизненно-банковские перепитии

Когда-то я как частный предприниматель долгое время обслуживался в одном из крупных банков Украины. Банк был ведущим, сервис в принципе был неплохим, но и цены тоже были ведущими. И вот с этим банком и его сервисом были связаны мои довольно яркие переживания.

В то время я получал прибыль в валюте, и потому обслуживался в валютном отделе. По правилам банка, которые впрочем были примерно одинаковыми среди большинства наших банков, я должен был посещать этот отдел минимум раз в месяц и решать там всякие бумажные вопросы. Валютный отдел в крупном банке это не просто так. По моим скромным наблюдениям, валютный отдел это элита банковского цеха. Так на весь Киев этот крупный банк имел лишь один валютный отдел, который находился в одном из его центральных отделений.

Среди модных столичных магазинов и ресторанов, возвышается  твердыня старосоветской бюрократии, с просторными залами, с пустыми и длинными коридорами, с огромными дверями, большая часть которых всегда закрыта. И вот на каком-то третьем этаже, под надежным укрытием ряда массивных дверей, лестничных пролетов и коридоров, напротив непонятного назначения стола, прибитого прямо к полу, и неизменно ввергающего то ли в трепет то ли в замешательство ожидающего аудиенции робкого посетителя, размещается царство папок и файлов, печатей и телефонных звонков, губной помады и высоких голосов (а почем сегодня доллар???), а также строгих блузок и юбок.

Кстати, я теперь понял, почему в Советском Союзе не было не только секса, но и феминизма. Ну скажите, зачем нужен какой-то феминизм, когда есть такой вот кабинет, попадая в который незадачливый посетитель вдруг забывает, что он живет в 21 веке в европейской стране и является клиентом современного банка, вокруг которого, по идее, должна вращаться вселенная, но вдруг превращается то ли в вассала, ищущего благоволения своего сеньора, то ли даже не в винтик, а так, инородное тело, вдруг случайно попавшее внутрь огромной машины, и находящееся полностью в ее власти. Сам же сеньор либо же олицетворение этой машины неизменно носит юбку (либо обтягивающие бедра брюки, но сути это не меняет) и обладает столь же высоким сколь и властным голосом.

Как вы догадались, этим незадачливым посетителем был я. Я становился таким посетителем раз в месяц. Иногда сквозь двери и коридоры, предварительно сделав глубокий вдох, мне удавалось прорваться на аудиенцию сразу же. Иногда же, царственный голос либо же не менее царственный взгляд, либо же просто упорно опущенное над важными бумагами чело, на котором разве что не было венца (хотя он все же был!), отправляли меня назад, за дверь, размышлять над своей дерзостью и также над назначением странного стола, стоящего перед дверью прямо в коридоре, и за которым, кроме меня никто никогда не сидел.

Женских голов и голосов в комнате было несколько, как правило столько же, сколько фамилий значилось в списке сотрудников валютного отдела, и однако же для меня олицетворением всего могущества бюрократической машины был конкретный женский лик, встречи с которым я с трепетом ожидал в течении всего месяца. Я заранее знал, что я обязательно заполню документы не так, о чем мне скажут искривленные тонкие губы, войду не тогда когда нужно, и увижу перед собой гладкие каштановые волосы украшающие неподвижную голову,  либо войду не так как предписано протоколом аудиенций, и тогда из под высокого лба уже украшенного морщинами и тонких бровей на меня поднимались черные пылающие возмущением глаза, красноречиво говорящие мне о моей ошибке.

Потому я всячески откладывал свои визиты и неизменно терял самоуверенность, когда время очередного визита неумолимо надвигалось. Иногда мне приходила в голову коварная и совсем уж неприличная мысль – отделаться телефонным звонком, и, однако же духа на такую дерзость мне не доставало, и я неизменно оказывался в том же месте и в том же незавидном положении.

А потом однажды все изменилось. Нет, коридоры, двери и стол остались такими же, но уже почему-то не были столь устрашающими. Оказывается в здании были не только массивные дубовые двери, но и стеклянные. А в коридорах не всегда царила торжественная тишина, но иногда весело щебетали кассирши и менеджеры мелкого звена. Да и само олицетворение бюрократической машины постепенно превращалось в приятную молодую женщину, которой даже можно позвонить, когда лень ехать, и она не откажет в помощи, и которая в общем-то совсем не против получить коробку шоколадных конфет и улыбнуться взамен.

Такая перемена на какое-то время озадачила меня, но потом, однажды все стало ясно. Она развелась с мужем и жизнь стала налаживаться, столп бюрократии стал превращаться в современный банк, а мои мучения закончились. Вот такая вот история.

 

 

Share Button

4 thoughts on “жизненно-банковские перепитии

  1. Сашко, це ж дуууже смачно написано! Я впевнений, що кожен, хто бував в такій ситуації, відчув атмосферу безнадьоги, що панує в таких бетонно-ленолеумних кишках.
    Як то кажуть, афтар, пеши исчо! =)

  2. Доволі непогано працює пам`ять. Відчуття небажання йти – затисненості і безвідворотності все-таки візиту – гарно описане. Динамічно, багато дрібних детеалей, архітектура яких і робить відчуття нехіті спілкування з банком справжніми. Відверто розчаровує, проте, що вона розлучилася з чоловіком і тому тільки після цього її ставлення до життя змінилося на краще. Але – буває і таке. Зазвичай – навпаки, вони стають стервами з протилежних причин…

    • Дякую, Віталій. Проте це свята правда :) майже все так і було :) . І саме тому цей випадок так мені запам’ятався.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>